Дети действительно стали хуже себя вести

Если вам то и дело попадаются дети, которые плохо себя ведут и не желают подчиняться никаким правилам, это вовсе не порождения вашего воображения. Это подтверждают исследования. И дело здесь не в изощренности диагностики, а в том, что современные дети отличаются от детей предыдущих поколений.

Блестящее исследование Кэтрин Рейнольдс Льюис вылилось в бестселлер "Хорошие новости о плохом поведении. Самые непослушные дети за всю историю человечества - как с ними быть?" (Скоро выйдет на русском языке в издательстве "Карьера Пресс".)

Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги Кэтрин Льюис, где описываются эксперименты российских психологов, подтверждающие тот парадоксальный факт, что у современных детей действительно меньше самоконтроля чем десятилетия назад.

Глава 2

Эпидемия непослушания

Холодным зимним днем 2003 года в одном из московских детских садов появились два психолога - Елена Смирнова и Ольга Гударева. Психологи поздоровались с воспитателями и прошли в игровую, где и затеяли незамысловатый эксперимент. Одного из детей они отвели в сторонку и попросили постоять неподвижно, а сами в это время фиксировали, сколько времени он выдержит. После этого ребенка попросили сыграть роль часового, охраняющего дворец, и, опять-таки, засекли время.

Таким образом исследовательницы воспроизвели знаменитый эксперимент 1948 года, в ходе которого советский психолог З.В. Мануйленко продемонстрировала, что в ходе ролевой игры дети лучше контролируют свое поведение. На протяжении нескольких месяцев Смирнова и Гударева повторяли эксперимент, пока не были охвачены все дети, а также наблюдали за самостоятельной игрой детей. Потом они вернулись в лабораторию и принялись переставлять цифры и разбивать данные по возрастам, от четырех до семи лет. Обнаружилось, что полученные результаты совпадают с результатами 1948 года: в среднем ребенок может сохранять неподвижность дольше, если это задание является частью игры.

Любопытнее было другое: оказалось, что дети, которых наблюдали психологи, были менее зрелыми, чем дети из исследования 1948 года - по крайней мере, в части игры. Так, лишь немногие из обследованных детей принимали на себя те или иные роли и взаимодействовали с одногруппниками в рамках воображаемого сюжета - поведение, которое за шестьдесят лет до того Мануйленко описывала как вполне распространенное. "Чаще всего современные дошкольники демонстрировали незрелость, неготовность к ролевой игре", - написала мне Смирнова в ходе интервью по электронной почте. А ведь она разбирается в играх - Елена Олеговна Смирнова возглавляет Центр психолого-педагогической экспертизы игр и игрушек при МГППУ и является автором двадцати книг, в том числе учебника по детской психологии.

Третье же открытие и вовсе ошеломляло: обнаружилось, что уровень самоконтроля у современных детей значительно ниже, нежели был у их сверстников пятьдесят пять лет назад. Играя в часового, современные четырех- и пятилетки могли выстоять неподвижно лишь треть того времени, в течение которого сохраняли неподвижность их ровесники в 1948 году. Дети шести-семи лет в среднем сохраняли неподвижность в течение трех минут, а их ровесники сороковых годов - в течение двенадцати.

Получается, что дети старшего дошкольного возраста времен начала холодной войны могли сохранять неподвижность вчетверо дольше, нежели их современные ровесники.

А впрочем, стоит ли уделять так много внимания каким-то там играм? Разве у современных детей нет проблем посерьезнее?

Дело в том, что игра для ребенка - это отнюдь не мелочь. Исследователи, которые десятилетиями занимаются вопросами детского развития, накопили массу доказательств того, что игра - это занятие первоочередной важности, основа взросления, деятельность, которая способствует развитию абстрактного мышления, самоконтроля, навыков социального взаимодействия и прочих важнейших умений. Так, например, именно в ходе ролевой игры дети впервые выходят за пределы конкретного мышления. Когда ребенок держит кривую палку как пистолет и кричит: "Бах! Бах! Ты убит!" - это уже абстрактное мышление.

Кроме того, игра учит ребенка владеть собой. С одной стороны, играть весело, с другой - присутствует социальное давление, направленное на продолжение игры, и совокупность этих факторов побуждает ребенка старательно контролировать собственные действия. Если ребенок будет толкаться и топать ногами, другие дети могут отказаться играть с ним, а то и сдачи дадут. Ребенок это знает, и знание это становится мощнейшим фактором, под давлением которого он сдерживает собственные разрушительные импульсы - мотивация, какой не добиться никакому взрослому, вмешайся он в игру. Обучаясь владеть собой в игре, ребенок начинает лучше владеть своими чувствами и в прочих областях жизни.

Итак, наблюдения Смирновой за играми детсадовцев 2003 года не зря вызвали серьезное беспокойство у исследовательницы. Можно, конечно, задуматься о том, не были ли наблюдаемые изменения побочным эффектом коммунистического строя или, быть может, следствием распада Советского Союза. Однако аналогичное снижение способности к самоконтролю у детей было зафиксировано исследователями и в Соединенных Штатах.

Впервые вопрос о том, насколько мы лучше наших предков справляемся с эмоциями, заинтересовал Джин Твендж в 90-е, когда она училась в аспирантуре университета Мичигана. Сама Джин в детстве была настоящей сорвиголовой, и потому стала исследовать гендерные роли, которые претерпевали (и по сей день претерпевают) значительные изменения. Особенно ее захватила тема психических заболеваний у женщин. Однажды Джин поделилась своими сомнениями с профессором Сюзен Нолен-Хоэксема, рассказав, что никак не может выбрать тему для диссертации. Профессор посоветовала ей рассмотреть динамику данных о психических заболеваниях в разные годы.

- Помню, как она достала из ящика стола несколько статей и сказала: "Вот тут есть данные, которые указывают на рост числа депрессий", - вспоминает Твиндж, которая в итоге решила посвятить свою диссертацию тревожности и невротизму. - И действительно, профессор оказалась права.

Твиндж опубликовала работу, в которой показала, что в 1993 году показатели тревожности и невротизма у студентов колледжа и детей значительно выросли по сравнению с показателями тех же групп в 1952 году.

Стоп, минутку - а может быть, современные доктора просто стали лучше разбираться в психическом здоровье и эффективнее диагностировать тревожность и депрессию?

Твиндж пришлось подкрепить свои результаты исследованиями. Для этого она взяла данные о четырех психологических исследованиях, проведенных в 1980-х годах с участием 6,9 миллионов американцев-учеников старших классов и колледжей, а также данные об исследованиях аналогичной возрастной группы двадцать лет спустя, и сравнила ответы на вопросы, посвященные импульсивности, депрессии, тревоге и проблемам концентрации внимания. Поскольку речь в обоих случаях шла не о диагнозах, а о симптоматике, полученные результаты невозможно было списать на совершенствование диагностики или на повышение осведомленности медиков.

Результаты встревожили исследовательницу: выяснилось, что за последние двадцать лет резко выросла частота появления депрессивных симптомов и симптомов дефицита внимания. Так, по данным одного из исследований, количество подростков, испытывавших проблемы со сном и с ясностью мышления в 2012-2014 годах втрое превышало количество аналогичных случаев в 1982-1984 годах. Кроме того, постоянно росло количество случаев неповиновения среди студентов колледжей. Ныне занимая пост профессора психологии в государственном университете Сан-Диего, Твиндж продолжает собирать доказательства серьезных культурных изменений, под влиянием которых современная молодежь страдает тревожностью, депрессией, неврозами и нарциссизмом значительно чаще, нежели их ровесники тридцать или сорок лет назад.

Откуда взялись эти изменения? Точно сказать невозможно, однако у Твиндж имеется несколько вполне обоснованных теорий.

- Мы не можем выделить фактор, который является причиной этого. Мы даже не можем утверждать, что у этого явления есть конкретные причины. У нас нет возможности случайным образом распределить людей по разным поколениям, - объяснила она. - Но мы знаем, что концентрация на деньгах, славе и имидже коррелирует с уровнем тревожности и количеством депрессий.

В период, отмеченный ростом числа депрессий и тревожности, особенно активно развивались социальные сети, реалити-шоу и культура селебритиз. Под их влиянием молодые люди ищут свои цели и стремления вовне и не стремятся обратиться внутрь себя и задаться вопросом: кто я? Что делает меня счастливым? Что вызывает у меня любопытство и желание знать больше? Люди, ориентированные вовне - или, как называют их психологи, "люди с внешней мотивацией", - как правило, менее счастливы и удовлетворены жизнью. Лучше ориентироваться на внутреннюю мотивацию, следовать своим внутренним побуждениями и интересам.

Если говорить о самых свежих тенденциях, то причиной роста психических заболеваний вполне может быть распространение социальных сетей: все новые исследования демонстрируют связь использования личных электронных устройств с утратой социальных связей и снижением эмпатии. Один эксперимент показал, что дети 10-12 лет, участвовавшие в учебной программе на открытом воздухе и всего пять дней не пользовавшиеся гаджетами, продемонстрировали более высокий уровень эмоционального интеллекта. Многочисленные исследователи сообщают, что чем больше времени человек проводит в Фейсбуке, Инстаграме и тому подобных сетях, тем выше вероятность возникновения у него подавленного настроения.

Вас может заинтересовать:

Вход

Регистрация

Вам не придется подтверждать свой емэйл прямо сейчас.

Восстановление пароля

Cloudim - онлайн консультант.